ФЭНДОМ



Первым серийным танком отечественном производства стал МС-1 (малый сопровождения, первый) или Т-18. Такой индекс ему присвоили его создатели. Конструкторский опыт и производственные навыки полученные в ходе работы над ним, позволили в начале тридцатых годов развернуть широкий выпуск бронированных машин разных типов и назначения, а также создать качественно новый род войск - танковый (по наименованию тех лет - бронетанковые и механизированные войска).

МС-1
MC1
Прочность 90 HP
Экипаж 1. Командир (Наводчик, Радист, Заряжающий)
2. Водитель
Уровень танка, классификация Первый уровень, легкий танк
Мощность двигателя 43 л.с.
Макс. скорость 32 км/ч
Скорость поворота 34 гр/сек
Скорость поворота башни 50 гр/сек
Бронирование корпуса лоб 18
борта 16
корма 16
Бронирование башни лоб 18
борта 16
корма 16
Орудие 37мм Гочкис



Т-18 (МС-1) — Советский легкий пехотный танк. Создан в 1925—1927 годах на основе французского танка FT-17и его итальянского варианта Фиат 3000 и стал первым танком советской разработки. Серийно производился с 1928 по 1931 год, всего в нескольких вариантах было выпущено 959 танков этого типа, не считая прототипа. В конце 1920-х— начале 1930-x, Т-18 составлял основу танкового парка РККА, но довольно быстро был вытеснен более совершенным Т-26. Применялся в бою в конфликте на КВЖД но в 1938—1939 годах устаревшие и достигшие крайней степени износа Т-18 были в основном сняты с вооружения или использовались как неподвижные огневые точки. В незначительном количестве эти танки ещё оставались в войсках в боеспособном состоянии к началу ВоВ и использовались на начальном её этапе.

История созданияПравить

В 1920 году на заводе "Красное Сормово" в Нижнем Новгороде было построено пятнадцать танков типа "М". Все они имели собственные имена. Первый назывался "Борец за свободу товарищ Ленин". Другие получили наименования Илья Муромец", "Парижская Коммуна, "Буря" и т.д. Конструкция их в общих чертах соответствовала французской модели "Рено FТ" образца 1917 года. Но от прототипа они отличались более универсальным вооружением. Так, на "Рено" устанавливалась либо 37-мм пушка, либо 7,62-мм пулемет, а на "М" - и то и другое, причем в одной башне.

Однако из-за отсутствия в данный период промышленной базы для производства бронетанковой техники с выпуском этих пятнадцати машин и закончилось строительство наших танков. Броневые, как тогда назывались, подразделения Красной Армии долгое время комплектовались английскими трофейными машинами. Они объединялись в танковые эскадры и автотанковые отряды, а позднее были сведены в танковый полк. Конечно, изношенность материальной части и отсутствие запасных частей не способствовало развитию этого рода войск, хотя попытки создать свои танки предпринимались. Например, по проекту инженера Г. Кондратьева на Ижорском заводе в Санкт-Петербурге начали строить два плавающих танка "Ижозавод". Такая машина весила 10 тонн и вооружалась 76-мм пушкой с коротким откатом ствола. На плаву она могла двигаться с помощью трехлопастного гребного винта. Но в 1923 году работы над ней были прекращены в связи с переформированием Управления начальника броневых сил РККА.

Однако теория применения танков в бою не стояла на месте. В середине 20-х годов в Красной Армии в этом направлении сложилась определенная концепция. Например, профессор Военной академии РККА А.И. Верховский в своем труде "Огонь, маневр, маскировка" писал: "С XVI века броня вышла из употребления на поле сражения, ибо сила человека и лошади не была в состоянии передвигать такую броню, которая защищала бы от появившегося огнестрельного оружия, но с появлением двигателя внутреннего сгорания все меняется и боец снова получает возможность одеться в броню... Старые рода оружия - артиллерия и пехота - должны будут уступить свое место новым силам, где решающее значение будет иметь двигатель внутреннего сгорания. Было время, когда огнестрельное оружие вытеснило рыцаря с поля сражения. Мы стоим сейчас на грани новой эпохи, когда "рыцари" вытеснят огнестрельное оружие. Только вместо одной лошадиной силы у него будет 400-сильный мотор, вместо панцыря и щита - броня, которую не пробивает пуля, а вместо пики - скорострельная пушка".

В соответствии с такими взглядами развивалась у нас и военная мысль. Так, в 1927 году вышли первая и вторая части "Боевого устава пехоты". В нем, особенно во второй части, значительное место занимали вопросы боевого использования танков. В частности, подробно рассматривался порядок их применения в тесном взаимодействии с пехотой во всех видах боя. Кроме того, в этом руководящем документе было записано, что важнейшими условиями успеха являются: внезапное появление танков в составе атакующей пехоты, одновременное и массовое применение их на широком участке с целью рассредоточения артиллерийских и других "противоброневых", как это называлось в уставе, средств противника; эшелонирование танков в глубину при одновременном создании из них резерва, что позволяло развить атаку на большую глубину; тесное взаимодействие танков с пехотой, которая закрепляет занятые ими пункты.

Наиболее полно вопросы использования этих бронированных машин раскрывались во "Временной инструкции по боевому применению танков", выпущенной в 1928 году. В ней предусматривалось две формы участия танковых подразделений в бою: для непосредственной поддержки пехоты и в качестве передового эшелона, действующего вне огневой и зрительной связи с ней.

Однако в 1927 году броневые силы Красной Армии состояли всего лишь из одного танкового полка, вооруженного трофейными танками МкIV или МкV, захваченными еще в период гражданской войны, шести автобронедивизионов с устаревшими бронеавтомобилями "Остин-Путилов" или "Путилов-Гарфорд" и нескольких десятков бронепоездов. Вот почему следовало наладить собственное танкостроение. И такая возможность появилась с началом выпуска первых отечественных танков серийного производства. Это в свою очередь позволяло приступить к формированию отдельных танковых рот и батальонов. Учитывая боевой опыт, полученный в военном конфликте на КВЖД осенью 1929 года, а также в результате проведенной летом того же года реорганизации, был создан опытный механизированный полк. После всесторонних испытаний на его базе в мае 1930 года комплектуется первая механизированная бригада. Она состояла из трех полков: танкового, разведывательного и артиллерийского, а также ряда подразделений боевого и тылового обеспечения. На вооружении танкового полка состояли танки МС-1 (Т-18), разведывательного - отечественные бронеавтомобили БА-27 (база АМО-Ф-15).

Процесс создания МС-1 происходил следующим образом. К его проектированию привлекли вновь созданное Танковое бюро при Главном управлении военной промышленности (ГУВП). 6 мая 1924 года оно приступило к работе. И хотя в коллективе конструкторов не было ни одного человека, ранее занимавшегося танкостроением, и полностью отсутствовала необходимая документация, в 1927 году из ворот опытной мастерской завода "Большевик" (бывший Обуховский орудийный и сталеплавильный завод): в Санкт-Петербурге вышел опытный танк Т-16.

Он представлял собой развитие идей, заложенных в машинах типа "М" Сормовского завода, но в тоже время и значительно отличался от них. В частности изменениям подверглись энергетическая установка, ходовая часть и вооружение. Например, карбюраторный мотор мощностью в 35 лошадиных сил имел общий картер с коробкой передач. Он устанавливался поперек корпуса, улучшая компоновку машины.

Конструктор П. Сячинтов усовершенствовал 37-мм орудие французской фирмы "Гочкис" которое под наименованием ПС-1 стали размещать в башне танка. Были созданы новые системы электрооборудования, питания, смазки, элементы ходовой части. До июня 1927 года Т-16 проходил заводские испытания, а с 7 по 15 число того же месяца и года генеральные. Комиссия под председательством Начальника снабжения РККА П. Дыбенко рекомендовала внести некоторые изменения в системы моторной установки, задействовать опорные катки большего диаметра, дополнить ходовую часть катком с амортизатором на передних ветвях гусениц.

Работы по совершенствованию опытного образца затянулись до ноября. И все же Реввоенсовет СССР, не дожидаясь их окончания, принял машину на вооружение. Беспрецедентный в истории случай объясняется только необходимостью как можно скорее начать выпуск танков. Новая машина под индексом МС-1 предназначалась для взаимодействия с пехотой и сопровождения ее в бою.

Производство танков началось в 1928 году. До сих пор не удается точно определить, сколько же их изготовили. По программе "Система танко-тракторо-авто-броневооружения РККА", которая разрабатывалась под руководством заместителя начальника Штаба Красной Армии В. Триандафилова, промышленность в 1929-1930 годах должна была выпустить 325 МС-1. Учитывая ее возможности, это количество видимо и следует принять за основу. В то же время в печати приводятся и другие данные - более 900 машин ("Красная Звезда", 1967г., 8 августа). Однако более реальна первая цифра, так как с 1931 года в серию пошли танки Т-26, БТ-2 и танкетки Т-27.

Первые тридцать МС-1 строились на средства добровольного общества ОСОАВИАХИМ. В мае 1929 года машины этой серии участвовали в параде на Красной площади Москвы. А в ноябре того же года девять танков в составе Забайкальской группы Особой Дальневосточной армии приняли боевое крещение на границе СССР в районе станции Манчжурия и г. Чжалайнор. Пограничный конфликт на КВЖД, развязанный правительством Манчжурии, дал первый опыт взаимодействия стрелковых и кавалерийских подразделений с танками нового типа. Появление их на поле боя вызвало у противника замешательство и обеспечило прорыв его пятикилометровой полосы укреплений за полтора часа.

МС-1 был снят с вооружения в середине тридцатых годов. Но долгое время он использовался как база для исследовательских работ и обучения танкистов первоначальным навыкам вождения и стрельбы. Так, например, проводились эксперименты по установке на него 45- и 76-мм орудий, приборов наблюдения, усиливалась броневая защита и ходовая часть.

Осенью 1938 года после пограничного конфликта в Приморье в районе озера Хасан, снятые с вооружения МС-1 использовали в укрепленных районах на границе в качестве неподвижных бронированных пулеметных точек. С танков демонтировались орудие, моторный агрегат и ходовая часть. На месте пушки в бронемаске закреплялась установка из спаренных пулеметов ДТ. Вырез в днище располагался над входом в подземный каземат, оборудованный для боеприпасов и продовольствия. Танки размещались в бетонные или дерево-земляные капониры. В таком виде они простояли до начала пятидесятых годов, а затем были исключены из системы оборонительных укреплений и заброшены.

Вот почему долгое время ни в одном из военных музеев не было этого уникального танка. Лишь только осенью 1983 года два найденных корпуса МС-1 образца 1930 года привезли на одно из танкоремонтных предприятий Краснознаменного Дальневосточного округа и там способом макетирования восстановили его. Сейчас один из них находится в экспозиции Центрального музея Вооруженных сил.

Дерево модулей МС-1Править

Ms1tree usoPreviewPopup